вы кликаете, мы смотрим))

решил поставить на сайт програмулину, даже не так, кусочек кода всем известного сервиса Google, модуль Analitycs позволяет отслеживать количество и локации посещений сайта. то есть вы кликаете, мы смотрим статистику )

хотя я знаю что посещаемость сайта оставляет желать лучшего и спасибо огромное Михаилу за бесплатный шикарный хостинг )

спасибо вам, посетители, что вы есть)  кликайте — не стесняйтесь )

 

Охотник (рассказ) — часть 2

Коммуна имени Третьего Рейха   Я представил себе, что бы это была за коммуна – я, моя девушка и приятель у него на квартире.   Сразу нужно оговориться – он непременно пригласил еще и другого приятеля. Нашего общего друга. Сразу сказал, что комнат три – у каждого по комнате, как в коммуналке. Кухня, туалет, ванная общие, продукты тоже. Ест он как Робин Бобин, мифический герой детства. Помните, был такой, ел все подряд и много. Так что с продуктами мы просчитались. Он встает в шесть утра, громко ходит в прихожей, задевает двери наших комнат таким образом, что после шести спать уже невозможно, готовит завтрак, обливается холодной водой в ванной, занимается на тренажерах, затем начинает к нам приставать. Вставайте, сони. Интересно, что никто не знает, как он зарабатывает на жизнь, потому что кажется, что он ничем не занимается. Но у него всегда есть деньги. Моя девушка говорит, у него большой счет в банке. Он всегда хочет есть и при любом удобном случае пытается затащить нас в какой-нибудь бар или ресторан, чтобы он поел, а мы посмотрели. Для нас дорого питаться в ресторанах. Для него нет. Хотя нам кажется, что мы-то работаем, а он нет. Он постоянно ошивается около нас в рабочее время. Торчит на работе то у меня, то у моей девушки, то у другого нашего друга, и постоянно дает советы, полезные и не очень. Ему мало видеть нас по вечерам и будить нас утром. Он считает, что обязан держать нас под контролем, поскольку мы не можем наладить не только свой досуг, но и рабочий процесс. Я это очень болезненно переношу. Когда он приходит ко мне на работу, я понимаю, что скоро мне придется искать в себе остатки тактичности и культуры, и я их не найду.

У меня на самом деле мало тактичности. Вернее, ее достаточно, но она гибкая и хорошо приспособлена к окружающей среде. И у меня мало тактичности на моего приятеля, когда он приходит ко мне на работу. Надо отдать должное и ему – на работе он уже перестал показывать мне пример, как нужно руководить людьми… Моя девушка относится к этому спокойно. Ей даже нравится с ним общаться. Хотя ее задевает то, что он источает больше иронии на ее счет, чем она насчет него. И он, конечно, более искусен в своем этом занятии. Я добился того, что он больше проводит времени на работе у моей девушки и другого приятеля, который живет с нами. Мне кажется, что в этой истории с коммуной больше всех пострадал я. Моя девушка.. как это называется? В общем, она сова. По биологическому графику. Она поздно ложится спать и не любит рано вставать. У нее есть выходные на неделе. У меня единственный выходной – это воскресенье. Мне приходится рано вставать и поздно ложиться. В коммуне другой наш приятель может лечь, когда ему вздумается – у него нет девушки-совы. Обычно он ложится в девять, потому что знает, что подъем в шесть. Приспособился. Заботник наш обыкновенно дрыхнет уже после одиннадцати. У нас с девушкой до часу досуг. Но самое интересное, что моя девушка может спокойно спать после шести. Она не просыпается от хлопания дверей и топота в прихожей, и не начинает дрожать от всплесков ванной и скрипа тренажера в его комнате – она совершенно спокойно спит, пока он будит нас предчувствием ядерной войны. Да, он хорошо готовит, и все время делает нам завтрак. Но мы много тратим на еду, потому что он много ест. Никто из моих коммунаров не любит футбол, но у нас один телевизор. Наконец, у меня нет времени писать свою книгу. Это самое главное. Коммуна имени Третьего рейха.   Отпуск   Я сказал – мне нужен отпуск. Я больше так не могу. Они не знали, что я терпеть не могу, когда меня будят раньше шестнадцати часов утра… Я оставил коммуне все деньги, какие у меня были, взял на работе аванс и свалил, не исключая того, что меня могут уволить. Не ожидал от себя такого. Я обычно очень основательный человек и не могу себе позволить таких поступков. Я не люблю искать работу и люблю устоявшиеся вещи. И вот я в центре города и хочу велосипед.   Велосипедисты   Я всегда думал, что велосипедный спорт очень тяжелый вид и требует отменной выносливости. Велосипедисты сильные и мужественные люди. Спорт не для ленивых. Не для меня. Но! Стоит все-таки купить велосипед, раз я в отпуске… Ну вот, я увидел фотографию Земли из космоса и сразу забыл про велосипед. Я до раздражения обожаю всякие космические штуки – читать про Космос или смотреть астрономические передачи, где говорится, к примеру, об изменении оси Земли, грядущих катаклизмах, открываются завесы тайн прошлого, настоящего и будущего. Я готов читать глупейшие, самые глупейшие статейки про космос, кометы и астероиды, я, черт возьми, обожаю всю эту чушь. Эти вещи дают мне иллюзию интереса и вовлечения. Как футбол по телевизору. “Раз в 800 миллионов лет Земля меняет свою ось” звучит как “Локомотив выиграл с крупным счетом у команды Крыльев Советов”. Еще одна, кстати, улыбка из прошлого. Каких Крыльев, каких Советов? И еще эти памятники Ленину, и улицы имени Свердлова или Воровского, революционера Артема, а также парки имени пятидесятилетия советской власти. Как у Довлатова: “Пускай кругом бардак – есть худшие напасти! Пусть дует из окна. Пусть грязен наш сортир… Зато – и это факт – Тут нет советской власти. Свобода – мой девиз, Мой фетиш, мой кумир! ”   Ну так вернемся к нашим велосипедам… Я таки купил себе велик. Не очень дорогой. По мне так в самый раз.   Морковные зразы   Я иду к своему хорошему другу показать только что купленный велосипед. Велосипед, конечно, не самый первый, и ударил по карману, но не так, чтобы очень сильно. По мне так в самый раз. Хотя все равно дорого. Но что уж тут поделаешь. Это же велосипед. Мой хороший друг недавно купил себе машину. Теперь у него совсем другие заботы, нежели у меня – так он мне теперь говорит. Он говорит – думаю, менять мне какой-то насос или не менять. Все это влетает в копеечку. Так что у него теперь заботы другого уровня. Другой ценовой категории. Он-то машину купил, а я – велосипед. Мой друг дома. Я очень рад. Судя по его лицу, он вроде бы тоже не очень расстроен моим приходом. Ему даже нравится мой велосипед. Он бы на моем месте купил бы спортивный велосипед. Но и этот велосипед в общем и целом довольно неплох по соотношению цена-качество, говорит он мне. Он предлагает пожить у него пока, потому что он живет временно один, мама уехала на юг, а с девушкой у них еще нет совместной жизни. Эти два фактора и ведут к тому, что я могу жить у него. До тех пор, пока один из этих факторов сам собой не устранится, то есть пока не приедет мама, или не начнется у него совместная жизнь. Но мама, я думаю, приедет раньше. Есть, правда, еще один фактор – пока не закончится мой отпуск. Но по поводу своего отпуска я сейчас стараюсь не думать. Почему, спрашивает мой друг. Ну, во-первых, потому что отпуск только начался, и начался он так стремительно, что я и подумать о нем не успел, я все это время только чувствую, понимаешь, этот отпуск – у меня его ведь не было никогда, и он навалился на меня всей своей сутью, я еще даже не переварил, я еще даже и не понял, что я, собственно, в отпуске-то, не осознал; и потом, у меня ведь опыта никакого нет, связанного с отпусками, мне нужны советы бывалых, так сказать, отпускников… Вот ты, к примеру, бывалый отпускник? Я? Да я отпускник по жизни, отвечает мой хороший друг. Я полагаю, твой опыт мне пригодится. В этом деле ведь главное, чтобы отпуск не был проведен бесцельно… А во-вторых что? Это он же меня и спрашивает. Я спрашиваю – что во-вторых? Почему во-вторых ты сейчас стараешься не думать об отпуске? Ну, во-вторых, мне просто боязно о нем думать сейчас. Ты же представляешь себе, я же не знаю еще, когда он может у меня закончиться. То есть, не понимает мой хороший друг. Ну, то есть…   В этот момент я понимаю, что я забрал аванс, ушел с работы и никому ничего не сказал. А так дела не делаются. Мне стало грустно. Однако я больше так не мог. Коммуна имени Третьего Рейха меня совсем доконала. Я должен подумать о своем здоровье, а для этого все средства хороши – здоровье-то у меня одно. На всех не хватит. Значит, нет повода грустить. А работа… Если буду здоров, то и работу найду. Хотя работу искать терпеть не могу. Меня и на эту, нынешнюю, работу мой хороший друг устроил, у которого я теперь собираюсь провести какую-то часть своего отпуска.   Стоп! Мне кажется, я уже начинаю конкретно задумываться об отпуске. А это значит, что нет уже этого «во-первых», и нет уже этого «во-вторых»…   Дружище, говорю я своему другу, когда ты спросил меня, почему я не могу сейчас думать о своем отпуске, ты сделал подлую вещь, надо сказать, ведь это заставило меня об этом подумать, а я, ей-богу, совсем не хочу сейчас думать о своем отпуске. Ты видишь, я даже себе велосипед купил. Мой друг смотрит на меня понимающе, и на мой велосипед. Ну, тогда, говорит, пойдем, я угощу тебя морковными зразами. Мой хороший друг Шутник     А я с садика ненавидел морковные зразы. Воспитательницы советских садиков заставляли нас есть морковные зразы. А ведь зразы готовили из вареной моркови, вы можете себе это представить!!! ВА-РЕ-НОЙ! Безобразие какое, из вареной моркови готовили! Детям ТАКОЕ давать! Вы еще манную кашу им предложите, и молоко с пенками… И кисельные берега из кисельных пенок. Никто же не спорит, что это полезно, но так ведь и рыбий жир тоже полезен, и много еще чего. Слава богу, воспитатели перестали рыбий жир пихать в детей, ограничиваются морковными зразами. Само слово «зраза» уже вызывает нервическую дрожь и отвращение на уровне памяти внутренних органов. Неужели ты ешь морковные зразы, спрашиваю я у друга, мы вроде в соседних садиках воспитывались? Мой друг грустно усмехнулся – ты, говорит, может, еще манную кашу мне предложишь, и молоко с пенками! Не ем я морковные зразы, это я так, пошутил. Из еды у него была курица с сыром, и мы с удовольствием ее съели, хотя мне было немного неловко, что я съел его курицу с сыром, мне всегда немного неловко, когда я что-то нахаляву ем. Особенно принимая во внимание тот факт, что на горизонте сперва маячили морковные зразы. Но как бы то ни было, поели на славу. И сейчас, когда читаю эти строки, слюнки текут от той сырной курицы. Мой взрослый друг задал мне взрослый вопрос – а как к твоему отпуску отнеслась твоя девушка? Она еще никак не отнеслась, у меня не было времени с ней об этом поговорить, я поэтому и отпуск взял, что не было вообще никакого времени. Теперь у меня есть время, мне надо собраться с мыслями, я встречусь с ней на нейтральной территории, подальше от Коммуны, и мы все решим. Как бы не так, возразил мой друг, зная твою девушку, нетрудно предположить, что дело пахнет скандалом. Вот как? Именно так, говорит. Спасибо, говорю, за курицу с  сыром. А поехали, говорит, со мной на рыбалку? У меня и удочки есть…(продолжение следует)  

{jcomments on} 

Охотник (рассказ) — часть 1

охотник   Я в центре города   Я в центре города. У вас никогда не было такого – вы проснулись, и понимаете, что стоите с голым задом посреди оживленного проспекта?   Я в центре города. Жду, когда наступит 31 июня. Жду и завидую тому Мюнхгаузену из мультфильма. Очень находчивый был человек.   Мне 27, и я отказался от пафоса. Теперь я хочу купить велосипед. Это полезная спортивная штука. А мне все время не хватает спортивного. Время уходит, а мне не хватает спортивного, и с каждым разом все острее я это ощущаю. Смотрю на свое тело, чувствую его расцветающую молодость, и мне вдруг не по себе. И я думаю, вот, пока оно еще есть, это, молодое, надо побольше спортивного. И мне уже боязно – как бы не опоздать. А на спортивное мне не хватает времени и мыслей. И вот мне уже 27, а я все еще хочу купить велосипед.   Мне кажется, во мне острая нехватка спортивного, из-за этого все смотрят на меня как-то странно, посреди оживленного проспекта. Как-то странно смотрят. Как будто я с голым задом стою. Хотя, все это мне, конечно, кажется, и вот уже это ощущение сменяется другими, теряется в запахах и ассоциациях города, и ощущение меня самого сливается с ощущением проспекта.   Велосипед бы пригодился.

 Велосипед   Мой хороший знакомый с велосипедом на ты. Он спортсмен-экстремал, ездит на спортивном велике по пересеченной местности, в грязи и во всяких непригодных для езды на велосипеде местах. А я хочу все успеть. И на велосипеде. И книгу хорошую почитать. Хорошую. Ну, уж на игры мне совсем не остается времени. И совести на игры не хватает. Так что в игры я не играю. Ну, разве что иногда, самую малость. Мне нравятся самые первые велосипеды. Когда там их, говорите, придумали? Да, да, как раз с тех самых пор, когда кто-то опять придумает велосипед ему говорят – ну вот, велосипед изобрел… В те времена были славные велосипеды. Переднее колесо малюсенькое, а второе — здоровенное. На таком велосипеде обязательно разъезжал джентльмен в черном цилиндре, который читал ежедневные английские газеты и здоровался за руку с Шерлоком Холмсом и Доктором Ватсоном.   На самом деле у меня очень мало времени, и надо сконцентрироваться на чем-то другом.   Кот д ’ Ивуар.   Я узнал об этой стране на Чемпионате мира по футболу. Вернее, во время чемпионата – я ведь не ездил в Германию на футбол. Это слишком дорого. Мне 27, и я отказался от пафоса. Вы знаете, что это значит? Это значит, я пристрастился к простым душевным вещам, что близко находится и пахнет, и от чего не коробит – и чего так мало в масс медиа.   Живу, хожу по городу и охочусь за этими вещами. Хм, велосипед – это то, что нужно, или нет? С одной стороны, развелось много спортивных великов, и совершенно понятно, что дорогой сверхскоростной велосипед мне не подходит – это пафос. Мне бы подошел велосипед того джентльмена. Наверное, я смогу найти его в каком-нибудь музее, уж, конечно, не куплю, но посмотреть на него хочется. Так вот Кот д’Ивуар – среди футбольных держав – абсолютно непафосная страна, и, по правде говоря, не такая уж это и футбольная держава. Но для меня – в самый раз! Сами понимаете, не Бразилия же! Когда Пеле спросили, когда Россия выиграет чемпионат мира по футболу, он ответил – когда Бразилия выиграет чемпионат мира по хоккею… Совершенно понятно, что в хоккее я болею за Бразилию (заочно, конечно, — у кого-нибудь есть записи матчей бразильской хоккейной сборной?), но в футболе – в футболе нет мне милей Кот д’Ивуара… Вы, наверное, думаете, мне заняться нечем? На самом деле у меня очень мало времени. А вы просто очень пафосно думаете… Кот д’Ивуар – это Берег Слоновой Кости, просто по-французски…   Моя девушка   Моя девушка нервничает при слове «пафос» и начинает меня третировать. Ей кажется, что я перебарщиваю с пафосом, и во мне самом, раз уж на то пошло, этого самого пафоса хватает, особенно когда мне приспичит насчет секса. Не спорю. С грустью отметил, что в каждом из нас пафоса хватает. Только в ком-то его в самый раз, и пафос не очень вылезает, и можно с ним мириться, как у моей девушки, а в ком-то его чересчур, что раздражает невыносимо. Но и в этом я ищу плюсы. Ведь если бы не было этих пафосных людей, были бы одни непафосные, и это был бы уже пафос, а куда это годится? Пафосные люди дают возможность понять прелесть непафосных – вот только поменьше бы их было, этих пафосных людей. Я терпеливый и довольно коммуникабельный человек, вежливый, и осознаю, что уметь находить общий язык надо стараться со всеми, но с некоторыми бывает сложно, и зачастую из-за меня, а не по их вине, поскольку меня раздражают… ну вы поняли, какие люди меня раздражают. Не такие, как моя девушка.   Сало   Еще меня раздражает телевизионное сало. Сейчас я расскажу вам значение этого термина. Но для этого следует произвести несколько логических операций. Нет, я сейчас, пожалуй, зашел в тупик с логическими операциями. Это больше похоже на эмоциональный подход. Смысл в том, что меня раздражает ширпотреб. Сальный телевизионный ширпотреб. И слишком много чужеродных вещей, которые нам насаждают. Вот один пример. Легковесная программа на одном из музыкальных каналов, где сплошь и рядом чужеродность. Программа о звездных парах. Расскажу об этом, чтобы вы поняли, о чем я. Иностранная певица по фамилии Спирс подцепила себе парня в одном из ночных клубов и увезла с собой на личном самолете. И в общем, у них любовь, все дела. Противно даже как-то рассказывать. А американцы мусолят это прямо в экран отечественного телевизора. Вот, какая пара, какая любовь. Правда,   была маленькая проблемка. У этого ее парня осталась девушка на седьмом месяце беременности, и он сказал ей, что уезжает на юг сниматься в клипе. Но когда папарацци разнюхали про парочку, к ней, к этой девушке, попали фотографии, где ее парень со Спирс во всяческих пикантных позах. И беременная девушка заявила, что теперь между ними ничего общего с этим парнем. И в это время ведущий говорит такую фразу – наконец, когда маленькая проблема была сама собой устранена, Спирс и ее парень оказались на открытой дороге любви, что-то в этом роде… Маленькая проблема в лице девушки на седьмом месяце беременности… И это смотрят тринадцатилетние подростки, для которых становится понятно, что не так уж и плохо, в сущности, бросать своих беременных девушек ради денег, известности и сальных звездных тел с подтяжками. Сало…     Конечно, я понимаю, что глупо постоянно избегать пафоса. Глупо делить вещи на пафосные и не очень. Поэтому частенько я забываю об охоте и расслабляюсь. Я хочу сказать, что бывает так, когда пафосно до невозможности, и вот уж тогда просыпается охотничий инстинкт – просто никуда не денешься.   Courier New   Я постоянно веду заметки. Мне хочется запечатлеть плоды моей охоты, или просто хочется что-то писать, выражать свои мысли, проекты. В этом нет ничего странного, многие так делают. Может быть, я стану известным писателем или сценаристом? Откуда вы знаете? Я пристрастился к шрифту Courier New. Он напоминает мне о былых временах, когда в ходу были печатные машинки, ундервуды, и совсем не было компьютеров. Писатели были более трудоспособны и менее ленивы. Я, кстати, мечтаю раздобыть себе печатную машинку, чтобы быть солидарным с армией писателей прошлого. В этом тоже выражается охотничья страсть. Однако, я ленив, и не знаю, долго ли я бы упирался с машинкой. Все-таки, на компьютере можно сохранять, редактировать текст, чего нельзя на машинке. Конечно, это более современно. Моя девушка вскидывает глаза кверху и делает такое выражение лица, что сразу становится понятно – идея с печатной машинкой не для такого, как я. Так что я остановился на шрифте Courier New.   Все начинается   Все начинается как всегда. Я испытываю неясное побуждение что-то выразить. И никогда не доделываю до конца. Вот и сейчас я просто иду и чувствую, что опять начинается. У меня есть приятель. Он неплохой в целом парень, но иногда его бывает слишком много. Он постоянно болтает, причем его болтовня развивается всегда по одной и той же схеме. Сначала он берется за одного из собеседников, подкалывает его по поводу или без, затем берется за другого, потом возвращается к предыдущему, либо берется за третьего и так далее. В любом состоянии он не преминет подколоть человека, разумеется, иногда это даже полезно – подколоть – но когда на этом строится все его общение, это начинает утомлять. Но вот его это как раз не тяготит. Он говорит обычно так – ну, ты же знаешь, какой я болтун, язык мой враг мой, чего с меня взять. Однако когда мы начинаем выражаться по поводу того, что это тяготит нас, он называет нас черствыми людьми и заставляет искать в себе недостатки тактичности и культуры. Мой этот приятель предложил мне и моей девушке пожить у него на квартире. Мне очень не понравилась эта идея. Я понял, что что-то начинается.   Сейчас я загружен работой, и чувствую, что не хватает развития. Фильмов бы хороших посмотреть, почитать литературы настоящей. Написать что-нибудь стоящее, наконец. Но работа высасывает все силы. И так у многих. Охочусь за началом.   Коммуна имени Третьего Рейха   Я представил себе, что бы это была за коммуна – я, моя девушка и приятель у него на квартире.   (продолжение следует)

{jcomments on}